Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+12°
Boom metrics
Звезды8 января 2022 18:58

5 шедевров Дэвида Боуи: от пародии на My Way до портрета инопланетянина из театра кабуки

Исполняется 75 лет со дня рождения великого британского певца и актера
Исполняется 75 лет со дня рождения Дэвида Боуи

Исполняется 75 лет со дня рождения Дэвида Боуи

Фото: REUTERS

Конечно, шедевров у Боуи было куда больше пяти. И вообще говорить о человеке такого масштаба в формате короткой газетной заметки несколько странно: это глыба. Самый влиятельный музыкант ХХ века, согласно опросу, проведенному журналом NME в 2000 году. Можно наворотить массу слов о харизме Боуи, о его невероятном артистизме, о том, как он играл с музыкальными стилями и сценическими образами - но лучше сконцентрироваться на пяти важных точках его карьеры.

Space Oddity (1969)

Оглушительной красоты песня об обреченном астронавте, сидящем в своей «жестяной банке» посреди вселенской пустоты, вышла 11 июля 1969 года - за несколько дней до полета «Аполлона-11», доставившего первых людей на Луну. Боуи к тому моменту был, в общем-то, никем. Его синглы проваливались, его первый альбом не привлек никакого внимания. «Странный случай в космосе» он написал для 28-минутного фильма «Люблю тебя до вторника» - с его помощью менеджер Боуи Кеннет Питт рассчитывал все-таки привлечь к певцу внимание публики. А сам Боуи уже мало на что рассчитывал: его накрыла меланхолия от того, что карьера оборачивалась пшиком и оттого, что он расстался с танцовщицей Гермионой Фартингейл. Отсюда - чувство одиночества астронавта посреди космического холода.

Space Oddity наконец-то принесла Боуи известность. Говорят, телерадиокорпорация BBC использовала ее - с пылу, с жару - для музыкального оформления трансляции высадки на Луну, даже не вдумавшись в печальный текст. Один журналист написал: «Эта песня всех вштырит так, что люди лишатся чувств!» Он и не подозревал, насколько был прав: сейчас существует миллион кавер-версий Space Oddity, она звучала во множестве фильмов, как впрямую перекликающихся с ней по теме (естественно, ее использовали в «Марсианине»), так и не имеющих к космосу ни малейшего отношения.

Боуи вскоре после выхода сингла записал кавер-версию на итальянском, которая называлась «Одинокий юноша, одинокая девушка». По-итальянски он при этом не знал ни слова, и был уверен, что текст переведен точно - только после записи ему сообщили, что вообще-то он на этот раз пел совершенно о другом.

Life on Mars (1971)

Изначально это пародия. В 1968-м Боуи заказали английский текст для хита Клода Франсуа Comme d’habitude, но его версия не понравилась, и новый текст сочинил канадец Пол Анка. Песню исполнил Фрэнк Синатра, и под названием My Way ее мгновенно узнала вся планета. Боуи это бесило. Если вслушаться, очевидно, что в музыке он глумится над мелодией My Way.

Однако же Life on Mars, которую журнал Rolling Stone назвал «мини-оперой в формате четырехминутного сингла», прекрасно живет сама по себе. В 2006 году в ее честь назвали британский сериал о полицейском, провалившемся во времени из современности в 1973 год (его русский ремейк - «Обратная сторона Луны»).

Ziggy Stardust (1972)

Эта песня заняла четвертое место в списке величайших хитов Боуи по итогам опроса журнала Rolling Stone. Но примечательна даже не конкретная песня, а персонаж, о котором в ней поется. Зигги (сокращение от Зигмунд) - инопланетянин, бисексуал, андрогин, который явился на планету Земля, когда той до полного апокалипсиса осталось всего ничего. Он левша, - сообщает нам Боуи, - у него большой пенис, он очень бледен и вечно щурит глаза.

История о Зигги и судьбе планеты Земля изложена в концептуальном альбоме «The Rise and Fall of Ziggy Stardust and the Spiders from Mars». На концертах Боуи представал в немыслимых нарядах, созданных японским дизайнером Кансаем Ямамото, с красными волосами, уложенными в прическу «маллет» (ее Боуи уже давно подсмотрел у моделей того же Ямамото), с высветленной кожей, сбритыми бровями и золотой блямбой во лбу, символизирующей «астральную сферу». Он вдохновлялся японским театром кабуки, французскими мимами, американской уличной культурой, творчеством Игги Попа, Лу Рида, Винса Тейлора - в общем, хватал понемногу отовсюду. И требовал, чтобы его больше не называли Дэвидом, а исключительно Зигги.

Он и впрямь практически сроднился с этим персонажем. Зачем он был вообще придуман, какой была отправная точка? Одни вспоминают слова Боуи о страхе перед сценой, где было боязно появляться просто так, со своими внешностью и своим именем, другие - о его страхе перед сумасшествием…

Зигги произвел сенсацию, но прожил недолго, чуть больше года: уже в 1973 году Боуи на очередном выступлении Стардаста и его группы «Пауки с Марса» спокойно сообщил публике, что этот концерт - последний, и больше они Зигги не увидят.

Страсть Боуи к переодеванию и созданию образов (которые часто с ним сливались) была огромна. В 1970-м, на обложке альбома The Man Who Sold the World, он появился в роскошном женском платье и с женской прической, спокойно смотрящим в объектив, как будто так всегда и было. После Зигги возник знаменитый образ для альбома «Алладин Сэйн» (с нарисованной красно-синей молнией через все лицо), потом - Хрупкий Белый Герцог, делающий профашистские заявления и употребляющий астрономическое количество кокаина и амфетаминов… Впрочем, их употреблял сам Боуи - он сам признавался, что в середине 70-х буквально жил на диете из красного перца, молока и наркотиков. Потом он возненавидел и этот период (который, впрочем, по понятным причинам едва помнил), и Белого Герцога.

Heroes (1977)

По результатам многих опросов - главная песня Боуи и одна из лучших песен ХХ века. Она была написана, когда Дэвид уехал в Берлин, отбросив все свои образы. Heroes, как говорят, вдохновлена образом влюбленных, целующихся у Берлинской стены (а повествует о влюбленных, живущих по разные ее стороны). И в снятом на нее видеоклипе нет ни адского грима, ни пауков с Марса - Боуи просто поет, раскачиваясь, перед камерой.

По его меркам, это коммерческая, внятная, простая песня, однако в 1977-м мало кто ее оценил: в США она не вошла даже в сотню самых продаваемых синглов. Но Боуи упорно исполнял ее на концертах, и со временем публика ее раскусила. В 2021 году Rolling Stone поставил ее на 23-е место в списке величайших песен всех времен, выше, чем любую другую песню Боуи. А также, например, выше, чем большинство хитов The Beatles.

The Hearts Filthy Lesson (1995)

Вот тут, конечно, чистый произвол автора - включать эту композицию в пятерку, не включая при этом Changes, Ashes to Ashes, Young Americans, Under Pressure, The Man Who Sold the World, Diamond Dogs, Rebel Rebel и прочие суперхиты. Да, она не включена даже в сборник The Best of Bowie, вышедший в 2002 году. Но все равно это один из недооцененных шедевров Боуи, клип на нее - один из самых впечатляющих на свете, и трудно забыть, как на титрах фильма Дэвида Финчера «Семь» она буквально ножом режет зрителя.

Боуи, к слову, не снимался в «Семи», но в день его 75-летия трудно не вспомнить, каким выдающимся (и опять же, совершенно недооцененным) актером он был. Его фильмография до обидного коротка, и такое ощущение, что как актера его не принимали всерьез - но даже роль Никола Тесла в «Престиже» Кристофера Нолана сейчас кажется маленьким шедевром. Чего уж говорить о «Счастливого Рождества, мистер Лоуренс», «Человеке, который упал на Землю» или даже «Лабиринте», в котором многие в детстве увидели его впервые.

В фильмографии Боуи мог быть еще один фильм - советско-американская «Синяя птица» (1976). Элизабет Тейлор, игравшая там главную роль, очень интересовалась Боуи, решила с ним познакомиться, позвала на виллу режиссера «Синей птицы» Джорджа Кьюкора, чтобы заманить в проект. И прождала его битых два часа. Она совсем не привыкла, что кто-то опаздывает на рандеву с ней, бесилась, хотела уйти. Но приглашенный на встречу фотограф Терри О’Нил ее успокаивал, и не зря: когда Боуи все-таки явился, он сделал серию чудесных фотографий. Вот только в «Синей птице» Боуи все-таки отказался сниматься. А жаль - съемки шли в Крыму, и ко всем образам Дэвида мог бы прибавиться человек в костюме Огня на фоне замка «Ласточкино гнездо».