Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-4°
Boom metrics
Политика1 декабря 2021 12:43

Что мешает России репатриировать русских, как Израиль - евреев

Коллумнист kp.ru - о бездушном формализме, который у многих отбивает охоту ехать на историческую Родину
Жители поселка старообрядцев Бурный, Красноярский край.

Жители поселка старообрядцев Бурный, Красноярский край.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Глава Россотрудничества Евгений Примаков написал важный текст о самом разделенном народе в мире - русских. Написал не от имени чиновника, подчеркнув, что это его лично взгляд. Вот главные тезисы.

«...Любой русский, любой русскоязычный, любой кто принадлежит к народам, органически живущим в России, имеющим тут свои территории, должен иметь автоматическое, неотъемлемое и мгновенно реализуемое право на репатриацию в Россию...

...Безусловное и быстро реализуемое право вернуться домой должно быть у всех. Но и право жить спокойно там, где пожелаешь, тоже должно быть у всех. Но мне кажется, что первое право – выше. И никак не отрицает поддержку и защиту нашей диаспоры за рубежом...

...Нам очень не хватает даже не очередной «госпрограммы», а идеи (национальной ли – не знаю, но близко к тому) – пора домой. Когда нестерпимо стыдно если ты на рабочем месте «заволынил» документы семьи. Когда наши медиа, что внутри страны, что в условном «Где-то-там-стане» из каждого утюга разъясняют правила возвращения. Когда наш бизнес, чувствуя свою ответственность за страну, за общество, принимает на работу переселенцев в приоритетном порядке, не потому что пришла такая инструкция из МинТруда, а потому что сказано это делать HR’у. Когда само общество благожелательно относится к переселенцам, поддерживает их..»

Руководитель Федерального агентства по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству ("Россотрудничество") Евгений Примаков.

Руководитель Федерального агентства по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству ("Россотрудничество") Евгений Примаков.

Фото: Александр ШПАКОВСКИЙ

Жаль, Евгений Александрович, что вы все эти правильные и нужные вещи ретранслируете не как чиновник, а как частное лицо. Я как журналист их озвучиваю последние лет 10, почти тщетно. Ну да, появилась упрощенка для Донбасса, вымучили. Есть госпрограмма переселения, которая, как кто-то метко выразился, больше напоминает профнабор по определенным специальностям на определенные территории. Но все упирается в формализм.

Что делает человек, который решил переехать на историческую Родину? Ну, понятное дело, лезет на сайт посольства, ищет информацию – что для этого надо. В лучшем случае находит. А дальше он интересуется уже не теорией, а реальным опытом живых людей. И что он находит?

Что семье из Алчевска 7 месяцев не давали РВП (когда оно еще было положено и выдавалось в срок, не превышающий 2 месяца), потому что начальник миграционной службы небольшого российского городка закусился с главой семейства. Тот слишком рьяно отстаивал свои права на временное проживание. Чиновник в погонах прятался от меня, выставив «под удар» женщину-заместителя.

Или вот семья староверов из Боливии, которым предки завещали вернуться на землю русскую. У них в Латинской Америке – огромные поля, амбары, трактора «Катерпиллеры». Но они все продают и едут по программе переселения. По которой их, потомственных фермеров, принимает Дальний Восток.

Вместо домов, которые на картинках показывали чиновники, селят в обшарпанные квартиры гнилой общаги. А землю, в которой камней больше, чем почвы, дает за десятки километров от нее. И когда, бросив это «добро» в Приморье, они уезжают поднимать с нуля хозяйство в Калужской области, Родина выписывает им штраф на сотни тысяч рублей. Не выполнили условия программы переселения.

Читатели нашей газеты собрали им эти деньги, чтобы они могли заниматься своим делом (это к вопросу об отзывчивости наших людей, с этим проблем нет, слава Богу). А половина огромной семьи так и осталась в Боливии, посмотрев на эти «танцы с бубнами».

Я не припомню за время работы программы хоть одного лестного отзыва о ней, чтобы можно было поставить в пример, опубликовать историю на сайте посольства в «Где-то-там-стане»: вот, смотрите, поехал человек, был даже не обласкан, а хотя бы просто принят Родиной без скрипа, живет хоть и не богато, но не хуже чем в Где-то-там-стане. Зато на Родине.

Самое печальное, что все эти бюрократические мытарства многие воспринимают как данность: «Чего все жалуются. Мы через это прошли. Ну да, сложно, но вы же не билет в кино покупаете, тут надо выстрадать». Не надо, посмотрите на процесс репатриации в Израиле. Немногим сложнее, чем билет в кино купить.

Идеология без максимального упрощения упрется в этот самый бездушный формализм и торжество крючкотворства. Люди должны знать, что они едут домой, а не воевать с системой. И это не должно быть тяжелым преодолением. Тогда и показательных примеров, говорящих за переезд, может стать больше, чем отрицательных. Но и те, кто остается в Где-то-там-стане, должны чувствовать себя одним целым с большим Русским миром. В том числе чувствовать его защиту. А тут тоже царит формализм…